Инфолисток "Ночной Дозор"
Главная
 
Четверг, 17.08.2017, 03:52
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Новости [27]
Общество [12]
Публицистика [21]
Репортаж [10]
Заявления [14]
Интервью [3]
Главная » 2009 » Январь » 12 » Слухи о какой-либо бесперспективности «Дозора», преждевременны.
Слухи о какой-либо бесперспективности «Дозора», преждевременны.
19:38
Сила народа измеряется благом слабых.
(Конституция Швейцарии)



Зато мы не сидели в кустах.


Д. Кленский Фото Андрей Прима
Д.Кленский
Фото Андрей Прима



Разворот, посвященный в таллинской городской газете «Столица» (17 ноября 2008) некоему абстрактному «Ночному Дозору», да еще с привлечением политолога Александра Астрова, если и не ставил такой цели, но фактически подвел к выводу: «Ночной дозор» – это политический пшик.



По-моему, слухи о какой-либо бесперспективности «Дозора», включая и диагноз Астрова, преждевременны. Хотя политолог прав и не прав, когда самоуверенно утверждает, что «никакого [политического] потенциала у «Ночного дозора» нет». Конечно, эту самоорганизацию, представляющую собой классическую в западном понимании гражданскую инициативу, нельзя сравнить с предтечей политической партии. Но не могу не поспорить и даже возразить политологу Астрову.



Сколько было «Ночных дозоров»?


Одна из причин верхоглядства в том, что никто не хочет понять или признать, что «Ночной дозор» был неструктурированной, без фиксированного членства движением (отчасти остается таковым и поныне). Поэтому в нем были представлены самые разные точки зрения, выразителями которых были самые разные, не связанные между собой, а порой и мировоззренческий враждовавшие или не признававшие друг друга группировки. Самой мощной и действенной был т.н. «политический центр», неформальным лидером которого был скоропостижно скончавшийся 9 марта 2007 года Владимир Студенецкий, не доживший до своего 50-летия и «Бронзовой ночи» полтора месяца. Ответвлениями «Дозора» были «кладбищенская группа» (ухаживавшая за воинскими захоронениями), недоходное объединение «Ночной Дозор», созданное двумя активистами втайне от остальных летом 2006 года, а также группа «обороны памятника», в буквальном смысле охранявшая памятник, организуя у него ночные вахты. В автономном режиме предпочитали действовать и Максим Рева, и Дмитрий Линтер. Полтора года уже нет «политического центра». Деятельность дозорных сконцентрирована в недоходном объединении «Ночной дозор», который официально зарегистрировал Александр Коробов. Так какому именно «Дозору» вынесли приговор газета «Столица» и политолог Александр Астров?



Ложное представление о дозорных


Политолог чистоплюйски и снисходительно одновременно говорит о дозорных: «И потому единственное, на что они сгодятся, – роль героев». Чтобы принизить или унизить «Ночной дозор», показать бесперспективность движения, политолог обвинил дозорных в примитивной жажде славы и в нежелании учиться политике. Потому-де у дозорных «задачи что-то решить, что-то организовать, как таковой не было». Но это – ложь. Кленский на митинге«Ночной дозор» имел ясную и простую цель – защитить памятник, объясняя обществу и власти, почему этого не следует делать. По инициативе дозорных проводились необходимые курсы и конференции по защите прав человека, умению организовать политическую работу, европейскому опыту сопротивления ненасильственными и обязательно законными методами. Так зачем понадобилось изображать дозорных недотёпами, не только не желавшими, но и неспособными к политическому самообразованию?

Астров пишет: «...политический потенциал невозможен без способности формулировать и решать конкретные задачи и мол, эту свою неспособность они (дозорные – автор) продемонстрировали практически сразу».

Это заключение противоречит его же ответу на вопрос «Столицы».

Г-н Астров заявляет: «… чтобы учиться на практике [политике– Д.К.], надо к этой практике быть причастным. У нас же вся система выстраивалась таким образом, что если ты оказываешься допущенным к этой практике, к возможности реально заниматься политикой, то единственный путь, который у тебя есть, это путь Сергея Иванова. И что это за путь, стало совершенно очевидно на фоне кризиса Тынисмяги: … когда дело дойдет до реальных вопросов, от решения которых что-то зависит, тебя никто слушать не будет».

Замечательно сказано! Тогда зачем Астров ломится в открытую дверь, за что корит «Ночной дозор», который-де не смог быть причастным к политике, в которую, как он сам пишет, даже профессиональных русских политиков не допускали и не допускают сегодня?



«Дозор» в политику не пущать!


Но правда в том, что помимо ночных вахт «Ночной дозор» провел громадную, причем именно политическую работу по обоснованию защиты памятника. Это – сбор подписей в защиту памятника, поиск родственников похороненных воинов, консультации с депутатом Европарламента Татьяной Жданок и «семеновским» Центром информации по правам человека. За неполный год проведено несколько Круглых столов, на которые приглашались и представители парламентских партий и высшей государственной власти, но которые игнорировали приглашение. Это – выполненные по заказу «Ночного дозора» юристом Сергеем Середенко (кстати, использованные в Рийгикогу оппозицией) экспертизы законопроектов о «Бронзовом солдате». Это – основательная переписка с Конституционной и Правовой комиссией Рийгикогу, которые сначала проигнорировали письма (märgukiri), а потом, перед выборами, прислали отписки. Это – безответные просьбы выслушать «Ночной дозор» как Президентом Арнольдом Рюйтелем, так и Тоомасом Хендриком Ильвесом. Это – безуспешные попытки провести консультации с партиями и политиками, обращения к посольствам западных государств, включая страны антигитлеровской коалиции, к президенту США и канцлеру Германии, публичные заявления Кленский и Нещадимова на митинге«Ночного дозора», направлявшиеся в канцелярии Президента ЭР, правительства и Рийгикогу (и обязательно в Полицию безопасности!), а также в Совет Европы, ОБСЕ, ООН. Наконец, это и (в последней надежде привлечь внимание к сути конфликта) многочисленные пикеты, в том числе в Страсбурге. Поразительно, что Астров игнорирует достойное отдельного исследования успешное участие «Ночного дозора» в работе Круглого стола, который был создан председателем Таллинского горсобрания Томасом Витсутом. Тут дозорные показали даже политическое искусство, предложив вместе с примкнувшими к ним организациями блестящее компромиссное решение – превращение Тынисмяги в мемориальный комплекс. Эту идею поддержала почти половина участников-организаций. Чтобы они составили большинство, не хватило одного голоса, но отмежевались именно центристы, спрятавшие меморандум под сукно. А участие активистов «Ночного дозора» в парламентских выборах в марте 2007 года? Это – не политика? Астров не к месту и спекулятивно сравнивает дозорных с коммунистами-парламентариями в России, которых он также «причесал» довольно пошло (наверное, ради «противовеса», чтобы власти правильно поняли его критику Эстонии). Дозорные и без Астрова понимали, что к реальной власти, то есть к решению насущных задач общины и общества не то что их, но и профессиональных русских политиков уже не допускают. Но еще лучше Астрова они понимали то, что им нужен рупор – парламентская трибуна, с помощью которого в условиях инфоблокады можно пробиться к населению.

 

Свобода пользоваться свободами.



Верным представляется другой «диагноз» – именно деятельность «Ночного дозора» стала последней попыткой местных русских решать свои проблемы политическими методами. И винить в этом дозорных было бы верхом несправедливости и кощунства. Они сделали все возможное, и даже больше, в предложенных им обстоятельствах. При всех претензиях к «Ночному дозору» предъявлять их вправе только те, кто также громко и прямо осудил намерения власти уничтожить память о Тынисмяги. Но много ли таких найдется, особенно среди неэстонцев, т.н. лидеров общественного мнения? То, что промолчало их абсолютное большинство, занявшее выжидательную позицию или даже обвинявшее дозорных в провоцировании властей, сыграло не меньшую роль в судьбе памятника Воину-Освободителю, чем тынисмяэский фанатизм власти. «Молчаливое большинство» просто испугалось, выказало малодушие и отсутствие гражданственности, предпочло этому сытость и обманчивое спокойствие обывателя. Они добровольно отказалось от европейского принципа «Свободен тот, кто пользуется свободами». Кленский на ТынисмягиЗато дозорные ими воспользовались и были за это наказаны государством. В предвыборной программе говорилось не только о Памятнике на Тынисмяги – речь шла о межэтническом равноправии в самом широком контексте. И еще – о дискриминации неэстонского населения. Ибо, как может быть счастлива одна часть населения, отнимая свободы от другой его части?!

Притом Астров, как и многие в нашем обществе, либо не знают, либо «забыли» о тотальном преследовании и репрессиях, которым подвергались активисты «Ночного дозора» и подвергаются нынешние дозорные, причем именно за политическую составляющую своей борьбы. Конечно, это объясняется и замалчиванием деятельности движения, распространением чудовищной лжи о нем местными СМИ. Возможно, неубедительная и менторская позиция стороннего наблюдателя объясняется и безуспешной попыткой Астрова взять летом 2006 года под идеологический контроль «Ночной дозор». Кстати, очень жаль, что этого не случилось и в итоге европейской ментальности профессор, наверное, потерял практический интерес к «Дозору», сохранив теоретический, для научной работы.

 

«Дозор» не смог, «верхи» не хотят



В свое время сам Астров предложил дозорным блестящий девиз – «Мы – есть, мы – здесь», который был взят ими на вооружение. Однако эта фраза была истолкована властью, как ультиматум бунтовщиков и как наглость русских, посмевших заявить о своем существовании в Эстонии, как полноправных жителей и граждан нашей страны. И рассматриваемое интервью также озаглавлено замечательной по форме, но все же, мечтательной сентенцией Александра Астрова – «отнять у государства интеграцию». Как можно отнять то, чего нет, во всяком случае, с 26 апреля 2007 года? Наивность сегодняшнего Астрова в интервью таллинской газете «Столица» схожа с той, которая исходит из желанного и красивого, но никчемного своей оторванностью от реальной политики заявления нашего президента Ильвеса: «Сосредоточимся на ценностях, а не на национальностях». Или это вовсе не наивность? И последнее. Этот материал был написан для газеты «Столица» с тиражом 50 тысяч экземпляров. В соответствии с Кодексом журналистской этики Эстонии, если в публикации имеются неточности, ошибки и обвинения, то издание обязано опубликовать опровержение. Однако газета не посчитала возможным печатать эту статью. Возможно еще и потому, что рядом с интервью Александра Астрова было опубликовано пространное интервью Максима Рева, который ловко отвечал на каверзные вопросы журналиста Яны Тоом. Она подытожила публикацию недоумением – мол, зачем «Ночной дозор» жалуется на инфоблокаду, коль состоявшийся разговор получился никчемным. Заявить такое тиражом 50 тысяч экземпляров – можно. Возразить и даже продолжить дискуссию – нельзя. Что ж, однако, выборы скоро. Впрочем, данная в процентристской «Столице» искаженная и негативная оценка «Ночному дозору», была приурочена к началу декабря, когда началась последняя стадия судебного процесса по делу об обвиняемых в организации массовых беспорядков в апреле 2007 года. Если у «Ночного дозора» нет политического потенциала, то зачем же его все так гноят?


Димитрий Кленский
Категория: Публицистика | Просмотров: 836 | Добавил: nightwatch | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Календарь новостей
«  Январь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Copyright "Ночной Дозор" © 2017 При копировании ссылка на источник обязательна!